Андрей девятов: конфуцианская этика в стране авраама линкольна

Андрей девятов: конфуцианская этика в стране авраама линкольна

Путевые заметки китаеведа из России о поездке по Среднему Западу США.

Для меня, человека профессионально связанного с «китайской угрозой» России, при поездке по Среднему Западу США ошеломляющее чувство произвели вездесущие китайцы. На улицах и в публичных местах Чикаго китайцев зримо больше чем в приграничном с КНР Владивостоке. И в случае если сказать о настоящей демографической экспансии желтых людей за пределы их Срединного страны, то «участок прорыва» мирного китайского нашествия – это деловые и научные центры США.

А вовсе не пустынные просторы полей и лесов отечественного Всевышним хранимого Отечества.

Стайки молодых девушек – и китайцев юношей – тут и в том месте попадались и в «местах отдыха и культуры», пристально впитывая специфику истории, манеры досуга и практику организации «плавильного котла» американского общества. Американские автоответчики информационных работ предлагали переключиться с английского языка на официальный китайский (мандарин) либо на кантонский диалект.

А для осевшей китайской диаспоры кроме того и в удаленных от Чикаго поселениях трудятся особые магазины китайской еды. Примечательно и наличие иероглифических указателей, в то время как кроме того в публичном чикагском туалете, надписей на русском я не увидел.

Мой интерес в поездке «по стране Авраама Линкольна» (а на номерах машин штата Иллинойс под профилем первого аммериканского президента от республиканской партии — освободителя американских рабов — так и написано: страна Авраама Линкольна) был несложен. В президентство первого не белого и не англосаксонского фаворита всех американцев Барака Хусейна Абу Обамы. На бескрайней равнине Среднего Запада, далеко от столиц. Я честно желал ощутить запах морового экономического кризиса.

Кризиса атлантизма.

Честно сообщу: экономических показателей кризиса практически не видно. Ну, разве что видел один отстроенный в красивом месте, но не реализованный и законсервированный видно ещё с 2009 года, поселок респектабельных домов ценой под два-три миллиона любой. Слышал про лишения и тяготы одного обанкротившегося предпринимателя-янки, вынужденного перейти от управления строительной компанией к личному исполнению ремонта.

Но показателей кризиса устоев американского процветания – протестантской этики, куры не клюют. А это будет ужаснее и появившегося во второй половине 80-ых годов девятнадцатого века в Чикаго «Первомая» (Бунт рабочих-забастовщиков на Хэймаркет). И прежнего пролетарского интернационализма: «Пускай господствующие классы содрогаются перед лицом Коммунистической Революции. Пролетариям нечего в ней терять не считая собственных цепей.

Купят же они всю землю». Наряду с этим умолчу о содержании широкой специальной экспозиции мерной поступи гомосексуализма, лесбиянства и однополых браков, как курса развития американской грезы о свободе, в музее истории Чикаго.

Протестантская этика это религиозно-этическая теория упорного добросовестного труда (дух капитализма). Где материальное достаток (громадной американский дом). Аскетизм (большая часть американских миллионеров не выпячивают собственные доходы и живут как средний класс). И набожность (отдых и посещение храма в первоначальный сутки семь дней — воскресенье).

Имеется путь, и подтверждение Божьего Дара спасения души для жизни вечной.

Так вот, зримо и в полной мере разумеется, что понаехавшие в Соединенных Штатах и осевшие в американских компаниях китайцы с присущей им в архетипе конфуцианской этикой выдавливают усердных и рациональных американцев с их рабочих мест. В условиях расовой толерантности «плавильного котла» китайцы просачиваются в самые передовые центры научно-технических разработок.

И несмотря на «командный дух» исследовательских подразделений ведущих американских корпораций нано-, био-, и IT, без зазрения совести (а в китайском языке нет иероглифа «совесть») передают секреты высоких разработок в Китай. Для «клонирования продукции» на китайской «фабрике XXI века». С китайской торговой маркой «Великий Поход» к мировому лидерству в будущей по окончании кризиса «экономике знаний».

Наряду с этим в отличие от вторых наций показателей утраты китайцами идентичности от переплавки в «интернационале» американского общежития незаметно. Как, в другом, и согласия между их белыми и китайцами англосаксонскими главами-работодателями.

В случае если трудяга-американец трудится 40 часов в неделю (8-ми часовой рабочий сутки). Имеет два выходных; 10 дней оплачиваемого отпуска в год; в большинстве случаев, медицинскую страховку; а также возможно членом профсоюза. То трудовое рвение китайца в глазах янки не имеет рациональных границ. За туже заработную плат, что и усердный американец, китаец будет трудиться на 20 часов больше (60 часов в неделю), без отпусков и выходных. Будет жить в вагончике, без всяких соцгарантий.

Но будет горд тем вкладом, что он делает для величия китайского страны (а в китайском языке «патриотизм» – это любовь как раз к СТРАНЕ) и в благосостояние собственного клана. Как отметил ещё М. Вебер, конфуцианская этика несовместима с капитализмом. Да и папа Линкольна отвергал рабство, как по моральным, так и, в основном, по материальным соображениям: будучи свободным рабочим, он не имел возможности соперничать с анлимитным рабским трудом.

И в случае если мускулистый чернокожий невольник трудился на плантациях американского сельскохозяйственного юга, то склонный к скрупулезному, изощренному в небольших формах узкому труду современный китаец-эмигрант, добровольно корпит в библиотеках, лабораториях и конструкторских бюро будущей экономики знаний американского севера. И тут работоспособность китайца в силу специфики его психологического склада выше, чем у кого бы то ни было.

В капиталистической экономике индустриального общества приоритет был за энергией угля, нефти, газа, которая преобразовывалась в тоны стали, кубометры бетона. В экономике знаний будущего информационного общества приоритет будет за превращением долгой информационной работы исследовательских коллективов в энергию, включая энергию денег, при весах и мизерных объёмах фактически вещества в продукции нано-, био- и IT (напылений, пилюль, IT – устройств).

В экономике знаний креативный потенциал протестантской этики индустриального западной демократии и общества индивидуализма в конкуренции с конфуцианской этикой «азиатского метода производства» по обстоятельству устойчивости последнего к издержкам труда и времени очевидно потеряет лидерство. В кризисе завершится американский цикл накопления капитала. Показатели начала азиатского цикла накопления с китайским ядром уже заметны невооруженным глазом стороннего наблюдателя.

На уровне этики атлантизм уже очевидно уступает тихоокеанству. Мирный китайский успех одоления американского рациональной организации и трудового рвения производства – это уже видимая близкая возможность выхода человечества из мирового экономического кризиса, как кризиса ветхого порядка.

Одно утешает. Коммунистический лозунг «русский с китайцем братья на век» и по сей день не режет слух. В то время как сообщить «янки с китайцем братья на век» — язык не повернется.

Андрей Девятов
Чикаго – Либертивиль – Москва.
14 – 28.03.2012

Случайная запись:

Идеи конфуцианства кратко


Статьи по теме:

Читайте также: