Путин бьется головой о (китайскую) стену («nowa europa wschodnia», польша)

Путин бьется головой о (китайскую) стену («nowa europa wschodnia», польша)

По логике Путина, 30-летний договор с Китаем — это презент Пекину в размере 100 млд дол. Что еще сделает русский президент, дабы продемонстрировать Западу, что у него имеется приятели?

Он отправился в Китай так, как когда-то столичные князья ездили к хану Золотой Орды: за ярлыком, другими словами разрешением суверена на разграбление местных подданных и гарантией его защиты от соперников по власти.

Стремительность заключения договора становится причиной беспокоства экономистов, каковые напоминают, что Российская Федерация израсходовала на твёрдые переговоры практически 10 лет (за каковые возможно было заключить с Китаем контракт по рекордно большим стоимостям). И прождав столько времени, она подписала его в тот момент, в то время, когда следовало показать миру, что, не обращая внимания на проигрыш на Украине и факт интернациональной изоляции, у Москвы еще имеется сильные и верные союзники.

Распил России

В контексте неожиданной вспышки российско-китайской любви стоит присмотреться к цифрам, тем более в том месте, где их интерпретация делается полем для диалектических кульбитов российских начальников.

В апреле 2014 года Владимир Владимирович Путин написал письмо последовательности европейских фаворитов, в котором он подчернул, что «в последние четыре года, снижая цену на газ, Российская Федерация субсидировала украинскую экономику общей стоимостью в 35,4 миллиарда долларов» (наряду с этим цена составляла 410-430 долларов за 1000 кубов).

В мае того же года тот же самый Путин подписал с китайцами 30-летний договор на 400 млд дол. Не смотря на то, что цена остается «коммерческой тайной», возможно с легкостью подсчитать, что 1000 кубов газа будут стоить приблизительно 350 долларов. Размер поставок составит 35-40 миллиардов кубов в год.

Так получается, что при путинском способе подсчета Российская Федерация обязалась субсидировать китайскую экономику на 100 млд дол.

Одним росчерком пера Путин решил не только взять на себя затраты по эксплуатации и разведке месторождений, и постройке газопровода «Сила Сибири» (согласно данным Газпрома — приблизительно 60 млд дол), но и барским жестом высвободил экспорт газа по китайской трубе как от налогов, так и от экспортной пошлины — главного источника доходов русского бюджета. Спустя пара недель по окончании подписания «договора десятилетия» Путин выделил Газпрому в рамках «капитализации» 25 млд дол из валютных запасов, признав тем самым, что компания, которая осуществляет контроль самые громадные запасы газа в мире, не может получить кроме того на личные инвестиционные потребности.

Но, в Российской Федерации имеется люди, каковые независимо от указанных выше затрат страны все равно смогут получить на этом договоре. Подрядчики Газпрома «Стройгазконсалтинг» и «Стройгазмонтаж» — это компании, контролируемые приятелями Путина, цель которых — не умножение национальных достатков либо реализация геополитических императивов, а, как это именуют в Российской Федерации, «распил» бюджета. Китайский договор открывает для них в данной сфере такие возможности, на фоне которых блекнут Сочи, саммит АТЭС во Владивостоке либо кроме того присоединение Крыма.

Приданое с трубой

Напрашивается вопрос, для чего «реализовывать» китайцам газ, раз это не только не разрешит русским налогоплательщикам (каковые формально являются его обладателями) получить, но и заставит их доплачивать? В итоге, тот же самый газ возможно было выгодно реализовать кому-нибудь второму, к примеру, Украине.

С позиций экономической рациональности соглашение лишен смысла, но он имеет фундаментальное геополитическое значение. Послание Путина наивно и опирается на старосветское (если не сообщить примитивное) познание логики интернациональных взаимоотношений. По его представлениям, в случае если не добрый Запад вводит против России санкции и защищает Украину, направляться отвернуться от него и заняться бизнесом с Востоком.

Энергетический «поворот на Восток» призван кроме этого намекнуть Европе на угрозу перенаправления газа азиатским потребителям и склонить зависимых от русского сырья клиентов с большей снисходительностью отнестись к русскому экспансионизму.

Но и в этом случае действия России выглядят шитой белыми нитками «показухой»: европейская (существующая) и азиатская (планируемая) совокупности не соединены между собой, и физической возможности направить газ с одного направление на второе нет. Для их гипотетического соединения требуется проложить тысячи километров дополнительных труб, что будет стоить очередные десятки млд дол.

Так, с позиций российско-европейских взаимоотношений китайский договор совсем не меняет обстановке на рынке. Как и газ, так и труба — это презент, что Российская Федерация вносит, словно бы приданое, дабы закрепить зарождающееся стратегическое партнерство с Поднебесной.

Вторая Вена в Третьем Риме

Так, подписание китайского договора — это чисто политический ход, что обязан дать России главного союзника в борьбе за восстановление сферы влияния, что стало приоритетом третьего президентского срока Путина. На отечественных глазах создается новый блок Центральных держав, в который входят Китай и Россия. Сейчас уже в масштабах не Европы, а Евразии.

По задумке Москвы, Китай и Россия, как когда-то Австро-Венгерская империя и Германия, должны оказать помощь приятелю приятелю прикрыть тылы в борьбе с наступающими на них морскими державами.

Эффекты русского маневра будут очень большими, но не в том смысле, как планируют кремлевские стратеги: отдаление России от Европы приведет к усилению изоляции Кремля, которому нужно будет отдаться на милость жителей Запретного города. Так как Российская Федерация может вступить в альянс с Китаем только на роли младшего партнера.

Это указывает, что символическая помощь Пекина по паре принципиальных для Москвы вопросов сделает россиян заложниками: Путину нужно будет соглашаться со всеми политическими шагами собственного патрона, даже если они будут невыгодны для России. А принимая к сведенью, как не обожают Китай в Восточной Азии, это указывает одобрение таковой политики, за которую Москве нужно будет расплачиваться в собственных отношениях с Кореей, Японией либо США.

Имеется еще один нюанс, что весьма невыгодным для Кремля образом делает обстановку похожей на европейский расклад сил столетней давности. Российская Федерация — неестественное государство, которое появилось в следствии череды геополитических стечений событий, огромные земельные остатки от всемирный борьбы держав.

Оно является собственного рода глобальную Австро-Венгерскую империю — государство, существование которого основано на страхе партнеров, опасающихся, что территории и народы, каковые находятся на данный момент под управлением авторитарного режима, смогут неожиданно получить самостоятельность. Сто лет назад большие державы вычисляли поручителем стабильности в Центральной Европе ветхого кайзера, а на данный момент инструментом стабилизации огромного куска Евразии (на организацию которого у сегодняшних держав нет ни идей, ни средств) выступает Путин.

Газовая орда

Мир, в это же время, движется вперед, и безлюдная растрата ресурсов в том масштабе, в какой она происходит в Российской Федерации, делается все менее приемлемой для ее соперников. Цена, которую платит интернациональное сообщество за сохранение русском государственности в ее нынешней форме, растет с каждым очередным нерациональным ответом охваченного геополитической горячкой Путина.

В какой-то момент может оказаться, что она превысит цену новой организации пространства, которое занимает на данный момент российское государство. Действия Китая — это самое ясное подтверждение того, что, по крайней мере, эта мировая держава уже начала процесс включения сибирских ресурсов в орбиту собственной сферы влияния.

Ось Москва — Пекин призвана стать для Путина двойной защитой тылов: гарантией сохранения власти в собственной стране и страховкой на случай ухудшения взаимоотношений с Западом. Но вместо этого она неспешно перерождается в типично колониальную структуру, в которой Российская Федерация за пара пар бус делается сырьевой рынком и базой сбыта замечательного соседа.

Политические последствия китайского договора для России ясны: медлительно, но правильно она во внутреннем замысле преобразовывается в заложницу амбиций одного его двора и человека, а во внешнем — в сырьевой придаток Азии, которая в отличие от Запада не ставит неудобных условий в сфере соотношения предлагаемых гражданам пряников и кнутов. Тайной остается только окончательная цена китайской помощи. Президент России, как азартный игрок сдает в китайский ломбард очередное домашнее серебро, дабы лишь раздобыть жетоны для ведущейся по все более высоким ставкам игры с Западом.

Якуб Корейба

Случайная запись:

СРОЧНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ ПУТИНА И ЭРДОГАНА ПО ИТОГАМ ПЕРЕГОВОРОВ В СОЧИ 14.11.2017


Статьи по теме:

korabox