Иркутские деньги в китае

Иркутские деньги в китае

Предпринимателей Приангарья систематично учат тому, как необходимо вести бизнес с Китаем. Торговая палата Восточной Сибири чуть ли не каждый квартал приглашает иркутских предпринимателей на особый семинар. Но, как узнал обозреватель «Русской планеты, удается наладить деловые контакты с китайскими предпринимателями лишь мелкими компаниям, занимающимся очевидной перепродажей китайских товаров.

Средний и большой бизнес тормозят прямо на границе особые китайские компании-посредники.

Иркутские деньги в Китае

Эксперты одного из иркутских банков пару дней назад представили изучение, в соответствии с которому за последние два года больше половины всех платежей иркутские предприниматели послали в государства Востока. Наряду с этим, в Китай идет 11% всего бизнес-оборота региона. В банке констатируют, что обстановка очень сильно изменилась всего за пара лет — раньше большинство платежей уходила в Казахстан.

Безотносительные цифры еще красочнее — в 2013 году из Приангарья в Поднебесную ушло более $3 млрд. Но сами участники товарооборота заверили обозревателя «Русской планеты», что и эти цифры далеки от действительности. По словам предпринимателей, обходными дорогами из региона в Китай «уехала» сумма в два раза больше.

И вправду, в официальном релизе от ведомства КНР значится сумма практически в $6 млрд.

В Российской Федерации распространено вывод, что в Китае создают продукцию низкого качества. Иркутские предприниматели с этим не согласны.

– Китай уже не меньше десяти лет создаёт добротный товар в промышленных масштабах. Их продукция без неприятностей проходит самые твёрдые и придирчивые испытания органов контроля в развитых государствах, — говорит РП Семен Ернышев, торгующий импортом из Китая в Шелехове и Иркутске. — Неприятность в том, что отечественные предприниматели сами сознательно закупают недорогой и довольно часто кроме того вредный товар, дабы расширить собственную маржу. Да и сами китайцы, дабы быть «в рынке» везут в Иркутск такое же «барахло».

По словам Андрея Савинова, специализирующегося на стройматериалах, услужливые китайцы, дабы реализовать товар, напишут на нем все, что угодно: «Сделано в Российской Федерации, Германии, Италии».

– Они поставят любой состав, влажность, плотность и гидратацию товара, в случае если это «протолкнет» сделку. Предоставят каждые, очевидно, фальшивые сертификаты. Покрасят, упакуют.

В общем, выполнят любой каприз партнера. Но наряду с этим помните, что инициатива в таких случаях исходит от русского клиента, — растолковывает собеседник РП.

Осознавая, что русский клиент требует ввести конечного клиента в заблуждение, китайский производитель и тут пробует извлечь пользу — он обманывает уже собственного партнера. Так, фабрика часто создаёт одну и ту же продукцию различного уровня качества. И наряду с этим соглашение не всегда означает, что партнерам китайцы не поставляют товар более низкого качества, чем это указано в соглашении.

– Уровень качества заказываемого товара нужно осуществлять контроль неизменно, и все расчеты по договору должны быть увязаны с этими испытаниями качества. Первые отечественные шаги в мире китайского бизнеса споткнулись именно об уровень конечного товара. Заказывали одно —взяли второе.

И несложный соглашение, нами тогда осуждённый, не давал никаких надежд на то, дабы добиться исправления поставки, — жалуется хозяйка иркутского ателье Ирина Свенчук.

на данный момент Ирина ввела в штат двух юристов, оба занимаются только «китайским направлением» компании, не смотря на то, что у Ирины имеется бизнес и в Прибалтике, и в Таиланде.

– В тот злополучный раз мне удалось минимизировать утраты и обменять 70% поставок на товар хотя бы приемлемого но все равно низкого качества. И лишь благодаря личным связям — мой дядя востоковед, знаком с влиятельными политиками в Северную Корею. Это и спасло.

В противном случае деньги на первый оборот были бы выкинуты на ветер, — говорит она.

Ввоз «по-серому»

Схема доставки товаров вызывающего большие сомнения качества, так же приводит к вопросам. Довольно часто она включает в себя «серую растаможку», подмечают собеседники РП. Дело в том, что закон во всем мире запрещает перевозку через границу подделок: изделий, являющихся копиями брендов либо маркированных логотипом несуществующих производителей.

Помимо этого, кое-какие товары требуют дополнительной сертификации. Исходя из этого для того чтобы рода продукция ввозится на территорию области нелегально, говорят предприниматели.

– Некачественный товар никому очень не занимателен по цене качественного, но маржа сделки вырастет, в случае если поставить узнаваемый бренд либо выдать за второй востребованный продукт. Оттого подделки страдают особенно нехорошим качеством, — растолковывает Семен Ернышев.

Подделки в Китае, вздыхают собеседники, это тема для отдельного многочасового беседы. Законодательство в стране не только поощряет обмен «ноу-хау» между местными производителями — оно кроме того требует того, дабы предприятия, трудящиеся в одной сфере, делились между собой собственными наработками. И Китай говорит о том, что это в полной мере жизнеспособная модель технического развития. Но копирование легально лишь в КНР — при ввозе в Россию вся ответственность лежит на закупщике.

Он же организует каналы незаконного ввоза.

– Большая часть иркутян уверены, что это сами китайцы ввозят нехорошие вещи, обходя отечественные законы. В это же время, они, как каждые чужестранцы, по определению, не смогут создать «серый» канал ввоза в Россию, — категоричен Ернышев.

Особенности национальной торговли

Формирует дополнительные трудности для развития русско-китайского бизнеса, и отличие в менталитете. Собеседники РП, например, отмечают особенную бережливость китайцев. При минимальной разнице — $100-150 в стоимости, например, доставки либо таможенного оформления, китайцы стопроцентно выберут пускай вызывающий большие сомнения, но более недорогой канал ввоза.

– И логично, что возьмут неприятности. Позже приходят к нам, посыпая голову пеплом и прося отыскать методы выхода из обстановки. В итоге тратят собственный и отечественное время, а по окончании снова при очередном соблазне выбирают вызывающий большие сомнения вариант.

Поговорки «скупой платит два раза» у них нет, — сетует Ирина Свенчук. На китайцев не действуют ни разрыва возврата контракта и угрозы товара, ни суды и штрафные санкции.

Но главным «тормозом» в русско-китайском партнерстве иркутские предприниматели именуют закрытость Поднебесной для зарубежного бизнеса.

– Другими словами челноки, небольшой бизнес, еще смогут трудиться напрямую. А мы уже в том месте ни к чему. Все радуются, говорят о сотрудничестве-дружбе, а в действительности невозможно чужестранцу открыть бизнес в Китае так, как это может сделать китаец у нас. Европейские клиенты жалуются на то же самое.

Мы стоим у порожка страны и трудимся через компании-посредники. Ни цента лишнего иноземцам Китай не дает, — резюмирует Андрей Савинов.

На вопрос, для чего же тогда иркутяне так масштабно сотрудничают с китайцами, собеседники будут считаться:

– какое количество бы препон ни было, доходность для того чтобы бизнеса высока. Ни в какой второй стране вам не удастся взять «выброс» до 70% за вычетом всех очень сильно округленных минусов. Недорогая рабсила и производительные мощности, готовность в лепешку расшибиться, дабы заключить сделку — за это китайцев и ценим.

Мария Чернова

Случайная запись:

Какие деньги в Китае? Китайский юань. Обзор валюты.


Статьи по теме:

Читайте также: