Почему путину нравится подначивать сша из-за сноудена, и почему умный китай не утруждает себя этой проблемой

Почему путину нравится подначивать сша из-за сноудена, и почему умный китай не утруждает себя этой проблемой

В китайском языке имеется эквивалент русской пословицы, которой воспользовался президент Владимир Владимирович Путин, растолковывая, из-за чего предоставление убежища Эдуарду Сноудену не следует того, дабы вследствие этого портить отношения с США: «Это все равно что поросенка стричь: визгу большое количество, а шерсти мало». (Как по поводу китайской поговорки: «Это все равно что сверчка жарить: закуска хорошая, но семью им не накормишь»?) А вот китайский глава Си Цзиньпин и все китайское управление хранили молчание, в то время, когда Сноуден был у них в руках. Китайцы, в отличие от  русских, не обожают создавать чувство, что им нравится наблюдать, как визжит Америка.

Дело Сноудена стало необычным опытом, на протяжении которого американский заложник фортуны сперва попал в Китай, а позже в Россию. Обе государства видят, в каком непростом положении были Соединенные Штаты. У обеих пресловутый поросенок для стрижки был в руках, и они имели возможность совершить эту процедуру, если бы захотели.

В этом случае то, что они сделали бы с поросенком, многое растолковало бы по поводу их взоров на отношения с США.  Все это не очень-то красиво и комфортно, и госслужащие из Белого дома точно неоднократно покрывались липким позже. Но они повели себя лучше, чем имели возможность бы, лучше, чем вели себя полвека тому назад.

Во-первых, оговорка. Сноуден был в руках у гонконгских, а не у властей Китая. Но возможно, это одно да и то же. В это воскресенье Посол США Джей Карни (Jay Carney) заявил, что администрация Обамы не верит в то, что ответ разрешить Сноудену лететь дальше вместо того, дабы передать его американским влияниям, принимали гонконгские начальники, а не Пекин.

В то время, когда я задал вопрос пресс-секретаря Совета нацбезопасности Кейтлин Хэйден (Caitlin Hayden), имеется ли у Белого дома какие-то конкретные доказательства тайной деятельности китайцев в истории со Сноуденом, она ответила, что Карни «имел в виду классическое китайское влияние на зарубежные дела Гонконга». Гонконгский юрист Сноудена объявил, что китайский «посредник» побывал у Сноудена и сообщил ему, что в Китае ему будут не рады. Но Пекин отрицает любую причастность к этому делу и заявляет, что ему не нравятся словесные выпады Белого дома.

Китайский сигнал (в случае если это был китайский сигнал) раздался конкретно: избавиться от него. Один государственный служащий из Государственного департамента сообщил мне: «Было ясно, что Гонконг и Китай, но особенно Китай, желали с этим покончить». Передать Сноудена США, как поступил бы американский союзник, было легко немыслимо. Представьте, себе, как то же самое Соединенные Штаты делают с беженцем из Китая.

Одновременно с этим,  предоставление Сноудену в Гонконге убежища, которое он очевидно желал взять, и чего потребовала местная и китайская общественность, стал бы открыто враждебной акцией, на которую способен лишь неприятель. Специалист по Китаю из Университета Брукингса (Brookings Institution) Кеннет Либерталь (Kenneth Lieberthal) отмечает, что Си Цзиньпин только что совершил переговоры с Б. Обамой на вилле «Саннилендс», и что в недалеком будущем состоится американо-китайский стратегический и экономический диалог.

По словам Либерталя, эта неприятность нужна была им меньше всего. Либерталь исходя из этого удивился тому, что Белый дом мечет собственные молнии и риторические громы в сторону Пекина.

По всей видимости, Сноуден на данный момент «завис» в состоянии неопределенности в транзитном зале аэропорта Шереметьево. Он не заявлял о собственном жажде остаться в Российской Федерации. Канула в Лету та эра, в то время, когда «перебежчики» бежали на Запад к идеологическим соперникам. И само собой разумеется, нужно быть не в себе, дабы променять Гонолулу на Москву.

В любом случае, Путин, наверное, также желает, дабы Сноуден уехал. «Чем стремительнее он выберет конечную точку собственного нахождения, тем будет лучше и для нас, и для него», — заявил русский президент. У Путина кроме этого имеется пускай и непростые, но отношения с США, каковые нужно защищать и развивать.

Совершив очень неловкую и натянутую встречу с Обамой, Путин «не желает сливать эти отношения в унитаз», как сообщил эксперт по России из Центра стратегических и интернациональных изучение (Center for Strategic and International Studies) Эндрю Качинс (Andrew Kuchins). Само собой разумеется, то событие, что Сноуден до тех пор пока никуда не уехал, приводит к определённым сомнениям в рвении Москвы поскорее с ним распрощаться.

Критики с правого фланга неизменно призывают политиков отказаться от фикции неспециализированных заинтересованностей. В сравнительно не так давно вышедшей на страницах The National Interest статье об американо-китайских отношениях говорится: «Делать вид, словно бы между двумя государствами имеется общие интересы и партнерство, значит создавать глубокое разочарование в этих отношениях». Вообще-то это не верно. «Партнерские отношения» поддерживают союзники.

Но у стран, участвующих во общем достоянии, каким есть  рыночная совокупность, имеется «неспециализированные интересы». Может, Китай и пробует поменять эту совокупность в собственную пользу, будь то взлом компьютеров зарубежных корпораций либо субсидирование собственной индустрии, но он обязан признавать основополагающие правила игры, дабы побеждать в ней. Китай пробовал вести другую игру в течении 40 лет, но осознал, что проигрывает.

Исходя из этого на данный момент у Китая через чур много неспециализированных дел с Западом, и он неимеетвозможности терять время на стрижку поросят.

С Россией дела обстоят в противном случае. Путин применяет брюзгливое недовольство русских статусом России как страны второго сорта. Большое применение экономических возможностей России для него значит меньше, чем разжигание эмоций уязвленной гордости. А потому, что количества торговли у России с США малы, она может подначивать Вашингтон, ничем очень не рискуя.

Не напрасно он вынудил государственного секретаря Джона Керри ожидать три часа, а Обаму 30 мин.. Серьёзнее то, что Путин всецело поддерживает сирийского начальника Башара Асада, не смотря на то, что это причиняет вред русском репутации в большой части арабского мира. Он желает сохранить ответственного клиента, но он кроме этого полон решимости вынудить Соединенные Запад и Штаты заплатить наибольшую цену за вмешательство в эти отношения.

Российская Федерация, не обращая внимания на недостатки и свои слабости, думается более страшной, чем Китай – именно по причине того, что Путин перевоплотил антагонистическую игру в верховный национальный интерес. Шерсть ему очень не нужна; ему заставлять поросенка визжать. Как сообщил мне пару дней назад один европейский дипломат, Российская Федерация обожает наносящих себе вред храбрецов.

Похоже, Путин разрывается между рвением как возможно скорее избавиться от Сноудена и жаждой надоить в данной ситуации как возможно больше молока – вернее, настричь как возможно больше шерсти. Он так же, как и прежде снабжает населению благосостояние либо, по крайней мере, безопасность, и у него имеется все основания переживать по поводу того, что падение нефтяных стоимостей, отсутствие инноваций и низкая производительность создадут угрозу его популярности, и его наследию.

Кто захочет забрать к себе Сноудена? Куба, Венесуэла, возможно, Эквадор (быть может, и нет). Незначительные государства смогут  не без оснований посчитать, что оказывая открытое неповиновение Вашингтону, они получат больше очков, чем от сотрудничества с ним, потому, что виртуальная валюта антиамериканизма  для них сверкает бросче, чем валюта настоящая (а у Венесуэлы к тому же имеется нефть как гарантия безнаказанности ее выходок).

Но такие неприятели большой ущерб Вашингтону не нанесут. И возможно не без оснований сохранять надежду на то, что такие вредящие себе самим страны со временем образумятся.

У США имеется могущественный неприятель – и они смогут встретиться с ним, посмотрев в зеркало. Китайская агрессивность в отношениях с соседями по Южно-Китайскому морю, и китайские нападения на компьютеры американских компаний воображают меньшую угрозу для заинтересованностей США, чем неспособность Америки учить собственных граждан, и строить и ремонтировать наиболее значимую инфраструктуру. А вот Китай это делает — в полной мере законно и открыто и изумительно высокими темпами.

В действительности, у Соединенных Штатов уже не осталось неприятелей. У них имеется соперники – весьма и довольно много соперников. Но на данный момент Америка сама себя уничтожает.

Джеймс Трауб – научный сотрудник Центра интернационального сотрудничества (Center on International Cooperation).

Случайная запись:

LOBODA -40 ГРАДУСОВ (Нравится)


Статьи по теме:

  • Путин как русский конфуций

    Какое будущее предсказывает России ежедневник спарринг-партнёра по дзюдо Владимира Владимировича Путина? Привычный офицер одной из разведслужб…

  • Путин сдает козыри китаю

    Дабы оказывать открытое неповиновение своим неприятелям на западе, Владимир Владимирович Путин может столкнуться с необходимостью помогать усилению…

  • Почему китайцам не стоит рассказывать анекдоты про тёщу

    Пару дней назад в АмГУ прошла научно-практическая конференция, в рамках которой перед студентами с лекциями выступила доктор наук университета зарубежных…

Читайте также: