Восход красной луны («foreign policy», сша)

Восход красной луны («foreign policy», сша)

В одной из собственных известных поэм китайский мастер восьмого века Ли Бо (Li Bai) пишет: «Я наблюдаю на броскую Луну, позже опускаю голову, и мне думается, что я дома». Сейчас его потомки наблюдают на данный земной спутник с более грандиозными устремлениями.

Это вправду так. Что, в случае если вопреки всем этим беседам администрации Обамы о «привязке» к Азии, настоящая вспышка конфликта Соединенными Штатами и Китаем в 21-м веке случится не на богатых энергоресурсами атоллах Южно-Китайского моря, не на минных заграждениях в Тайваньском проливе, а чуть дальше – скажем, в 320 тысячах километров от Почвы?

Контроль над Луной это отнюдь не основная задача для большинства американских армейских стратегов. Последний раз Соединенные Штаты высаживали человека на лунной поверхности 40 лет назад. В 2010 году президент Обама отменил замыслы пилотируемого полета на Луну в рамках неспециализированного сокращения программ НАСА.

В то время, когда кандидат на пост президента Ньют Гингрич (Newt Gingrich) на республиканских праймериз внес предложение выделить средства для постоянного поселения на Луне, его практически подняли на хохот.

Но Китай никакого стеснения в собственных неземных амбициях не испытывает. В 2011 году Пекин заявил о замыслах высадки человека на Луну к 2020 году, а его космическое агентство публично предложило создать «базу на Луне, как мы уже сделали на Южном и Северном полюсе». Однако, Вашингтон не вспоминает о том, что в то время, когда постоянное поселение будет создано, Китай может постараться утвердить собственный внеземное территориальное главенство, по сути дела, заявив часть лунной поверхности китайской территорией.

Эта мысль не так уж и безумна, как думается. Во времена холодной войны шансы на то, что какая-то из государств начнет претендовать на лунную территорию и на другие планеты, были достаточно настоящи, почему во второй половине 60-ых годов XX века с целью предотвращения таких поползновений был заключен Соглашение о правилах деятельности стран по использованию и исследованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела.

Но Вашингтон, в случае если уверен в том, что данный клочок бумаги помешает китайцам отхватить себе кусок Луны. А вдруг Китай поддастся соблазну и захватит в том месте какую-то территорию, то изменится вся обстановка в области интернациональной безопасности. Новая сфера соперничества за пределами земной орбиты поменяет политику великих держав столь же радикально, как запуск спутника во второй половине 50-ых годов XX века подстегнул советско-американскую лунную гонку.

Само собой разумеется, все это до тех пор пока только спекуляции и предположения, и принципиально важно подчернуть, что высшее военное управление КНР ни при каких обстоятельствах открыто не решало проблему об аннексии лунных территорий. Но пускай это и думается сейчас фантастикой, последствия могут быть такими масштабными, что такую возможность нужно разглядывать действительно.

В случае если Пекин вправду решил захватить Луну либо хотя бы часть ее, это уничтожит существующий интернациональный правовой порядок в космосе и подтолкнет другие страны к захватам собственных внеземных территорий. Это может положить начало новой эре колониализма, аналогичной той, что существовала в 19-м веке. Нет потребности сказать о том, что рвение к территориальным захватам только еще больше усилит тревогу США по поводу Китая.

Вы имеете возможность задать вопрос: «Для всего земного и неземного, для чего Пекину заниматься колонизацией Луны?» Но в случае если проанализировать соответствующие нормы и интересы Китая международного права, то безумное делается разумным, и китайский лунный сценарий начинает казаться не только правдоподобным, но и достаточно толковым и умным.

Китай это то, что ученые из сферы интернациональных взаимоотношений именуют «ревизионистской державой». Он ищет любую возможность для укрепления и самоутверждения собственных позиций в интернациональных делах. Установив собственный территориальный суверенитет на Луне, Китай весьма мощно заявит о себе как о великой державе.

Но само собой разумеется, престиж это вряд ли достаточный мотив для Китая, дабы навлекать на себя неизбежную при таких условиях бурю интернациональной критики. По всей видимости, Пекину потребуются и другие стимулы, такие как доступ к нужным ископаемым. На Луне имеется полезные залежи таких ресурсов, как гелий-3 и редкоземельные металлы, на каковые Китай владеет чуть ли не монополией на Земле. Но тут он не сможет добывать их всегда из-за тревоги за сохранность внешней среды.

Эксперты кроме этого говорят о возможности постройки на Луне электростанции, которая будет собирать солнечную энергию, а после этого передавать ее на Землю при помощи микроволн. Японская строительная компания Shimizu уже в полной мере без шуток проводит оценку масштабного проекта солнечной энергетики на Луне.

С учетом положения Китая на Земле, постоянная лунная станция может кроме этого получить сокровище с военной точки зрения, в случае если против Пекина объединят свои силы другие азиатские державы. Такое подозрение нельзя называть необоснованным, потому что региональные соперники КНР япония и Индия планируют собственные амбициозные лунные миссии. Япония, к примеру, собирается создать управляемую роботами базу на Луне в первой половине 20-ых годов XXI века.

Вероятнее, на всю Луну Пекин претендовать не будет, ему хватит и части данной планеты. Обстоятельство несложна: затраты на митинг полной оккупации Луны будут через чур громадны. В итоге, площадь лунной поверхности образовывает 38 миллионов квадратных километров.

Во-вторых, в случае если Китай покинет часть поверхности Луны, дабы на нее имели возможность претендовать другие страны, то его захват лунной территории будет смотреться в полной мере законным.

Но законны ли по большому счету лунные притязания Китая? Сейчас нет, но нормы международного права ставят на этом пути весьма хлипкие преграды. Не смотря на то, что в контракте о космосе от 1967 года утверждается совместная собственность на всю Вселенную за пределами земной атмосферы, он разрешает подписавшим его странам отказываться от исполнения его условий с уведомлением за год.

И сейчас нет никаких законов, определяющих, возможно либо нельзя запускать на Луну ракеты и сажать в том месте космические суда.

Отказавшись от исполнения этого договора, Пекин может захватить часть Луны и оправдать после этого собственные действия двумя доводами. Во-первых, потому, что государства есть в праве на выход из контракта, они косвенным образом признают возможность предъявления территориальных претензий на внеземные пространства на вторых планетах.

Во-вторых, выйдя из контракта, Китай может заявить все захваченные им лунные участки terra nullius – ничейной территорией, которая никому не в собственности, и на которую государства смогут предъявлять претензии. В статье 70 Венской конвенции о праве интернациональных контрактов от 1969 года говорится, что страны, не признающие многосторонние соглашения либо выходящие из них, освобождаются «от любых обязательств» по исполнению их условий.

Помимо этого, интернациональное право в вопросе о суверенитете территории учитывает принцип самоопределения – пожеланий людей, ее населяющих. А потому, что на Луне никто не живет (как нам известно), то данный принцип в том месте неприменим.

Создав на Луне постоянную базу, Китай кроме этого выполнит серьёзное требование относительно суверенитета. В 19-м и в начале 20-го века Соединенные Британия и Штаты заявляли о собственном суверенитете над бессчётными необитаемыми островами в Тихом океане, выполнив формальные ритуалы, такие как поднятие флага. Но в таких обстановках создание в том месте маленьких поселений служило значительно более весомым доводом в пользу американских и английских претензий.

В случае если разместить на Луне на постоянной базе несколько десятков человек, каковые будут иногда изменяться, то с правовой точки зрения это будет более неотразимый довод, нежели простое поднятие флага.

Интернациональные правовые нормы смогут кроме того подтолкнуть Китай к тому, дабы установить собственный территориальный суверенитет над занятыми лунными почвами. В случае если лунные достатки вправду огромны, как утверждают многие, у Пекина покажется желание заявить о суверенитете, чтобы частные инвесторы показали готовность и желание осваивать территории около его лунной базы. В другом случае может начаться хаотичная борьба за лунные ресурсы, в которой не будет правовых университетов, занимающихся урегулированием споров и ответом вопросов собственности.

Для того чтобы рода аргументация может показаться в основном научно-популярной фантастикой, нежели внешней политикой. Практически всем из нас Луна думается запредельно далекой, недоступной и враждебной. Но вспомните: Австралия и Аляска были не меньше далекими и враждебными, в то время, когда Британия и Россия в 18-м и 19-м столетиях заявили на них собственные претензии.

Обе территории казались пустошью, пока новая техника не перевоплотила их в локомотивы экономики. Российская Федерация позднее обменяла Аляску на тёплые отношения и звонкую монету с США. А Британия перевоплотила Австралию в сильную союзницу, организовав ее по подобию и своему образу, не смотря на то, что находится она на втором финише почвы.

Так что давайте не будем именовать китайскую лунную колонию фантазией чистой воды. Если не принять нужные меры противодействия прямо на данный момент, может оказаться так, что отечественные дети будут когда-нибудь наблюдать в ночное небо и замечать восход красной Луны.

Джон Хикман (JOHN HICKMAN)

Случайная запись:

Отдых в Болгарии — Ночной Созополь и восход красной луны


Статьи по теме:

korabox